В сегодняшней подборке – разбор свежих налоговых споров в сфере производства.

Проработаете приведенные ниже риски – считайте, что на 95% к выездной налоговой проверке готовы.


На проверке Кузбасконсервмолоко налоговики обнаружили «проблемных» поставщиков. Весомая доказательственная база говорила о том, что в реальности товар (молоко) закупали напрямую у сельхозпроизводителей (а они НДС не платят).

Сняли вычеты по НДС и расходы по налогу на прибыль.

Налоговики не ставили под сомнение реальность поставок – оно и понятно, спорное сырье пошло на изготовление продукции. Но заняли позицию, что по новой статье 54.1 НК РФ это не имеет правового значения.

Суд первой инстанции отменил доначисления по прибыли (за исключением суммы, которая приходилась на наценку посредников). Ведь введение статьи 54.1 НК РФ не отменяет обязанность налоговиков установить действительные налоговые обязательства, провести так называемую «налоговую реконструкцию». Иными словами, посчитать, сколько компания должна была уплатить налоги, если бы не «химичила». В противном случае налогоплательщик, который не представил никаких документов на проверку, оказывается в более выигрышном положении чем тот, чьи документы оказались порочными.

Но апелляция поддержала налоговиков.

Итог: -16 млн. руб. (+ пени и штраф)

А вот положительное дело по налоговой реконструкции по ст.54.1 НК РФ.

Обогатительная фабрика «Коксовая» привлекала транспортные компании для вывоза отходов производства. Налоговики решили, что фабрика работала напрямую с физиками (без уплаты взносов и НДФЛ), а посредников вклинила ради экономии на налогах.

В качестве доказательств осведомленности налогоплательщика о недобросовестности контрагентов инспекция ссылалась на следующие обстоятельства:

А) последовательное привлечение контрагентов (сент.13- дек.14 Сиб-Про, янв.-нояб. 15 Транспорт, нояб.15 – фев.16 СпецМаш), при этом многие автомобили совпадали;

Б) подача заявок с указанием конкретных автомобилей.

Но компания сумела объясниться. Не последнюю роль сыграли следующие аргументы налогоплательщика:

  • свидетели подтвердили наличие арендованного транспорта у перевозчиков;
  • один из перевозчиков проводил свыше 500 медицинских осмотров в месяц;
  • наличие ряда гражданско-правовых споров с перевозчиками;
  • выбор перевозчиков с помощью стандартных конкурентных процедур.

Итог: -3,7 млн. руб.

А это история про то, как тендер "под своих" от налогов не спас.

Компания 192 ЦЗЖТ закупила металлопрокат у двух поставщиков, выбранных по результатам электронных торгов.

Условия закупки требовали, в частности:
✔ свежую продукцию - датой выпуска не ранее 90 дней до даты поставки;
✔ наличие у поставщика собственного склада металлопроката;
✔ неснижаемый запас хранения металлопроката на складе не менее 600т (соблюдение этого условия обещали контролировать внезапными выездными проверками);
✔ опыт работы, наличие ранее заключённых контрактов в интересах Минобороны;
✔ наличие спецсчета в Сбербанке;
✔ аванс в размере 45%;
✔ банковскую гарантию.

Никто кроме спорных контрагентов, по понятным причинам, в таких торгах участвовать не захотел. Избранные поставщики этим условиям, к слову, тоже не соответствовали.

Продукция шла напрямую от фактического поставщика. С накруткой 40-50%.

Налоговики отказали в вычетах по НДС (причем со всей суммы, не только с наценки).

Под нажимом оперативников директора контрагентов рассказали, что ввязались в сомнительные сделки по предложению руководителя налогоплательщика. Последний за небольшую мзду (2 млн. руб.) обещал победу на торгах и общее покровительство.

Гражданский спор с поставщиком, а также признание налогоплательщика потерпевшим в уголовном деле его же руководителя (по факту мошенничества) - на суды впечатления не произвели.

Итог: -3,43 млн. руб. (и это малая часть - камералка за один квартал)

Именно по таким спорам ключевую роль в исходе дела имеет наличие (либо отсутствие) деловой цели.

Рассмотрим несколько дел, когда налогоплательщики сумели объяснить разумность своих действий.

Комбинат железобетонных изделий (ОСНО) обвинили в дроблении бизнеса: часть дохода перераспределяли на ДСК-1 (УСН). При этом у компаний:
⛔ один директор;
⛔ один адрес;
⛔ один вид деятельности;
⛔ одна производственная и складская база;
⛔ одна база 1с, один банк;
⛔ пересечение сотрудников;
⛔ совпадение покупателей и поставщиков.
Приплюсовали доходы упрощенщика.

Но компании удалось отбиться в суде при таком, казалось бы, неутешительном наборе вводных.

Во-первых, ДСК-1 создана на 9 лет раньше налогоплательщика, причем изначально принадлежала другому собственнику.

Во-вторых, раскрыли деловую цель.

Сказали как есть - первая компания продавала тем, кому НДС нужен; упрощенец - кому не нужен (причем со скидкой). Тем самым достигался охват разных сегментов рынка. Рост продаж подтверждал этот аргумент.

Налоговики возразили - вот есть у вас клиент, который закупался в обеих компаниях. Но и тут нашлось объяснение. Клиент пояснил: для объектов, где он был застройщиком (соответственно, во входном НДС не нуждался) - закупался у упрощенщика со скидкой. По остальным объектам - с НДС.

Да, управленческий персонал компаний совпадал - но ведь это для оптимизации расходов. Причем совместительство не скрывали, оформляли должным образом, по ТК РФ.

Что касается единой базы - упрощенец во время проверки признал доход в виде безвозмездного использования имущества, подал уточненки и доплатил налог.

Итог: -9,6 млн. руб.

Предприниматель Зимин Ю.В. на УСН собирал мебель. В конце 2012 года доходы компании приблизились к лимиту в 60 млн.руб. Зарегистрировали ООО. Учредителем стал сам предприниматель, директором - его сотрудник. Предприниматель профинансировал покупку оборудования компанией. Адрес тот же, деятельность та же.

Налоговики схлопнули доходы и доначислили налоги по общей системе.

Но налогоплательщик сумел объяснить деловую цель создания общества:

Доход нового партнёра (директора ООО) увеличивается вдвое.

На товарный кредит ООО закупает необходимое оборудование. Кредит, к слову, со временем возвращает. Нанимает штат. Причем, не переводом от ИП (штат которого после создания ООО вырос). Арендует помещение и несёт сопутствующие расходы.

У ООО и ИП свой самостоятельный законченный производственный процесс, который не является единым, направленным на достижение общего экономического результата. И пусть находятся они по одному адресу, товар и комплектующие хранятся отдельно.

Итог: - 27 млн. руб.

Нефтекамский механический завод выпускал металлические каркасы для теплиц, беседок.

Розничными продажами завод не занимался, а заключал оптовые договоры с ИП и организациями.

Один из таких ИП оказался зятем директора завода, по совместительству - техническим директором завода.

Работа под общей вывеской, показания сотрудников и покупателей (которые не знали об ИП), совпадение контактов и ip-адресов позволили налоговикам сделать вывод, что ИП - это по факту отдел продаж завода.

Выручку ИП (который сидел на ЕНВД и УСН) приплюсовали к показателями завода.

Но в суде завод сумел отбить доначисления. Вот что помогло:

✅ ИП закупал металлоконструкции не только у завода, были и другие поставщики;

✅ деятельность ИП вел аж с 2004 года;

✅ с ценами не химичили: средняя цена была одинаковой для всех покупателей завода;

✅ ИП снимал помещения под свои магазины по всей стране. При этом близость к складам поставщика объяснялась минимизацией расходов на доставку;

✅ ИП нес расходы, типичные для деятельности - закупал материалы и комплектующие (для сборки теплиц и беседок из каркасов), оплачивал доставку и монтаж изделий, ккт, телефонную связь, инкассацию.

Совпадение телефонов, почтового и ip- адреса объяснялось тем, что ИП арендовал помещение у завода.

И вот она, золотая фраза суда:

Использование ИП преференций (ведение предпринимательской деятельности в рабочее время с использованием должностного положения и технического оснащения рабочего места) ещё не говорит о дроблении.

Итог: - 29,6 млн. руб.

Компанию Смена также обвинили в дроблении бизнеса: часть выручки выводили на связанного упрощенца.

Один учредитель, адрес, вид деятельности, товарный знак, сайт и телефоны. Совпадали поставщики, часть сотрудников пересекалась.

Но компанию спасло (не сразу, конечно - пришлось пройти два круга судебных разбирательств) наличие дельного плана мероприятий переходного периода.

Ведь связанными две компании были не всегда. Став учредителем упрощенца, собственник решил прекратить производственную деятельность последнего и развивать это направление на базе налогоплательщика.

В плане были отражены принципы работы в переходный период, которые строятся на самостоятельности и независимости каждого предприятия.

Показания сотрудников и контрагентов бились с планом: у каждой компании было свое руководство, штат работников, клиентская база, свои поставщики, рабочие места для сотрудников, складские площадки и материально-технические ресурсы.

Использование оборудования и товарного знака, а также совместительство работников оформляли должным образом.

К слову, основная часть плана была выполнена - упрощенец прекратил производственную деятельность и занимается сдачей имущества в аренду.

Итог: -32 млн. руб.

При проверке Ишимской пивоваренной компании налоговики выявили занижение объемов производства.

Налоговики выяснили, что часть сырья налогоплательщик закупал на себя, а часть – на подконтрольные компании. Реализация продукции (в т.ч. неучтенной) шла через розничные магазины (подконтрольный ИП).

Вот что помогло проверяющим размотать всю «схему»:

⛔ доставка сырья (как в адрес налогоплательщика, так и подконтрольных компаний) осуществлялась за один рейс, на одной машине, одним и тем же водителем. Все в адрес завода.

⛔ все доверенности на водителей выписывалась в 1с налогоплательщика (что обнародовала выемка);

⛔ подконтрольные компании приобретенное сырье сами никак не использовали и в учёте не отражали;

⛔ повышенный расход воды и комплектующих (кег и термоусадочных колпачков) на заводе;
⛔ закуп заводом дополнительного оборудования для варки пива;

⛔ розничный магазин закупал тару в объемах, в разы превышающих объем продукции, реализация которой задекларирована в ЕГАИС.

Расчетным методом (исходя из сырья, отгруженного подконтрольным организациям, и технологических нормативов) определили реальный выпуск продукции. Доначислили акцизы и НДС.

Итог: -11,2 млн. руб.

Компания Лесная линия (ОСНО) приобрела лесопильный станок, поставила НДС к вычету.

На камералке налоговики стали выяснять - а зачем им оборудование?

Численность всего 2 человека, значит работать на нем некому.

Земельного участка и помещения, где можно установить оборудование - нет. И потом - компания занимается экспортом лесоматериалов, а не производством.

Вышли с осмотром - оборудование установлено на территории связанной Директ-2000, и все расходы несёт Директ-2000 (установка-наладка, электроэнергия). У этих как раз все необходимое есть - и люди, и база, и опыт, и контакты с иностранными покупателями.

Один нюанс - компания на УСН, а значит не может к вычету НДС поставить.

Тут паззл сошёлся.

Компания пыталась объясниться, принесла документы, по которым выходило так. Лесная линия безвозмездно передаёт оборудование Директ-2000. А Директ-2000 оказывает Лесной линии услуги по распиловке, и будучи комиссионером продает ее товар иностранцам.

Но суды не узрели в таких хитросплетениях какое-то рациональное зерно, кроме экономии на налогах. Отказали в вычете по НДС.

Итог: -1,2 млн. руб.

Всеволожский завод алюминиевых сплавов оказывал двум компаниям комплекс услуг по рециклингу цветных металлов:
 - закупал лом (без НДС)
- перерабатывал лом в сплавы
- продавал третьим лицам от своего имени.

За это получал скромное вознаграждение, с которого и платил налоги.

На проверке налоговики признали договор комиссии фиктивным и вменили всю выручку ВЗАС.

Не в пользу налогоплательщика сыграли следующие обстоятельства:

⛔ совпадение работников ВЗАС и комитентов, которые не видели различия между собственным сырьем и давальческим;
⛔ сырье и готовая продукция хранились на складе без распределения на собственные и давальческие;
⛔ налоги с выручки комитенты не платили;
⛔ комитенты созданы незадолго до спорных операций, вскоре после - ликвидировались;
⛔ комиссионное вознаграждение не покрывало всех расходов по переработке сырья.

Кроме того, налоговики провели компьютерно-техническую экспертизу базы 1с (изъятой оперативниками по другому делу).
Она показала двойную бухгалтерию - в изъятой базе спорная выручка отражалась как собственная.

Итог: -1,74 млрд. руб.

Лесозавод 25 применял льготу по движке в отношении производственного оборудования (линия по производству древесных гранул, поперечный транспортер подачи щепы и опилок, автоматическая система защиты от пожаров пылевых взрывов "Firefly").

Налоговики решили, что все эти объекты – неотъемлемая часть цеха, и доначислили налог на имущество. Среди аргументов – здание изначально проектировалось под это оборудование, предназначение у них одно (производство древесных гранул), а чтобы изъять спорное оборудование необходимо частично разобрать здание.

Но ВС РФ не поддержал такой подход.

По ПБУ/06 и ОКОФ оборудование и машины учитываются в бухучете отдельно от зданий и сооружений (за исключением предназначенных для обслуживания самого здания - коммуникаций внутри зданий, встроенных котельных, водо-, газо- и теплопроводных устройств и пр.).

Размещение оборудования в здании и/или на фундаменте ещё не делает его частью здания, т.е. недвижимостью.

Да, при искусственном разделении единого объекта основных средств претензий не избежать.

Но необходимость взимания налога должна быть "ясной любому разумному налогоплательщику при принятии объекта к учету, а не зависеть от оценочных суждений экспертов".

Итог: -11 млн. руб.

Но и после этого дела споры продолжаются.

Так, компания Воркутауголь учла оборудование теплоэлектростанции как движимое имущество. Налоговики обвинили компанию в искусственном учете оборудования отдельно от единого объекта недвижимости.

Компания пыталась доказать, что спорное оборудование может быть демонтировано и перемещено; представила техническую документацию, письма производителя.

Но суды (пока две инстанции) поддержали налоговиков.

Итог: - 26,5 млн. руб.

Антипинский НПЗ применил спорную льготу в отношении оборудования (насосы, печи, воздуходувки и пр.) установок очистки нефти.

Проведенная налоговиками экспертиза показала, что объекты, входящие в состав участка очистных сооружений, выполняют свои функции не самостоятельно, а в составе комплекса, при их перемещении объектам будет причинен ущерб, несоразмерный их назначению, они не будут способны самостоятельно выступать в обороте вне объектов (в данном случае, участок очистных сооружений).

К тому же, на часть льготируемых объектов (колонна вакуумная, печь вакуумная, печь коксовая и пр.) выданы свидетельства о праве собственности, присвоены кадастровые номера.

Итог: -267 млн. руб.

Компания Строительные инновации (СИ) построила завод по производству фибролитовых плит.

В 2010-12 по частям продала его связанной компании КЗСМ.

После сделки СИ продолжила эксплуатировать завод. Часть имущества по договорам аренды, а часть - без. К тому же, КЗСМ не приняло спорные объекты к учёту как основные средства.

Налоговики доначислили КЗСМ НДС с безвозмездных услуг и налог на имущество. Ну и с расходов сняли амортизацию.

Суды поддержали проверяющих.

Все объекты технологически связаны между собой и представляют единый комплекс. То есть нельзя выпускать плиты, не задействовав, скажем, котельную или камеру для сушки плит.

А проверка показала, что в спорный период выпуск продукции шел непрерывно в несколько смен.

Об этом выдали данные учёта (выпуск продукции и рабочего времени), многочисленные показания сотрудников, сведения о потреблении электроэнергии и иных ресурсов, новости на сайте и прочие доказательства.

П.с. К слову, получатель безвозмездных услуг (здесь - СИ) не сможет поставить доначисленный НДС к вычету. Возможно поэтому ещё во время проверки КЗСМ присоединили к СИ.

Итог: -60 млн. руб.

Компания Лебедянский (производитель соков, входит в группу ПепсиКо) несла расходы по рекламе и маркетингу производимой продукции.

Проверяющие выяснили, что по договору управления с ПепсикоХолдингс (УК налогоплательщика) поддержку функции маркетинга осуществляла последняя.
Дистрибьюторские договоры также предусматривали, что именно дистрибьютор, а не завод, самостоятельно определяет деятельность в области маркетинга и единолично несёт все связанные расходы.

Налоговики сняли спорные расходы и доначислили НДС с безвозмездной услуги в адрес ПепсиКо Холдингс.

Суды трёх инстанций согласились с инспекцией, приняв во внимание следующее:

- договорами проведение рекламы возложено на управляющую компанию и дистрибьюторов;
- 99% продукции завода реализовано компаниям группы ПепсиКо;
- круг покупателей (дистрибьюторов) был в целом известен и неизменен;
- завод продавал продукцию дистрибьюторам по фиксированным ценам (причем, в 2 рада ниже цен дистрибьюторов);
- объем выручки завода в проверяемый период снизился.

Следовательно, у налогоплательщика не было экономического интереса в спорных расходах. Выгоду от услуг независимых компаний получил не завод, а управляющая компания.

Итог: - 565 млн. руб.

Компания ДЭСКА выявила при инвентаризации недостачу материалов и готовой продукции. Виновных не нашла, списала на убытки.

Налоговики признали недостачу безвозмездной реализацией и доначислили НДС.

Суд первой инстанции поддержал компанию. ТМЦ выбыли в результате неправильного учёта, который в проверяемом периоде находился в процессе становления. Значит, реализации имущества не произошло.

Но апелляция и кассация были иного мнения.

Налогоплательщик документально не подтвердил факт выбытия имущества в результате наступления событий, не зависящих от его воли (порча, бой, хищение, стихийное бедствие, уничтожение недоброкачественной продукции и т.д.)

Итог: -7,5 млн. руб.

Компания Центр-Продукт не сумела продлить алкогольную лицензию. Пришли из Росалкогольрегулирования - нашли коньячный дистиллят. Продукцию опечатали, и суд предписал уничтожить продукцию.

Не дожидаясь органов, компания слила всё добро в канализацию. Комиссию собрали, акт составили, на видео записали.

Налоговики уличили компанию в скрытой реализация спорной продукции, доначислили НДС и налог на прибыль.

Суды двух инстанций (причем два круга подряд) поддержали налогоплательщика. Не по своей же прихоти слили, а по решению суда.

Но кассация была иного мнения.

Первый вопрос - зачем слили самостоятельно? Без приставов, понятых и т.д.

И потом - слив такого объема в сжатые сроки (2 дня) неизбежно повлияло бы на качество сточных вод. А коммунальщики отрапортовали (и это подтвердила экологическая экспертиза), что нет, все норм было с водами.

А мы разбавляли водой - парировала компания. Но тогда расход воды должен был в тот месяц бешеный, а он - в пределах обычного.

А мы мимо счётчиков - но как-то неубедительно..

Итог: - 52 млн. руб.

В августе 2015 на маслобойном заводе компании Волжский терминал произошла авария. Оборудование пришло в негодность и списано с учёта. Металлолом, как положено, оприходовали и позже продали за 196 тыс.руб.

Налоговики обязали восстановить НДС с остаточной стоимости завода. Ведь объект стал использоваться в необлагаемой НДС деятельности (реализация металлолома). А поскольку завод проработал меньше года, получилось св.20 млн.руб. НДС.

Первая инстанция с кассацией поддержали инспекцию.

ВС РФ отправил дело на новое рассмотрение.

Ликвидация объектов ОС не повод для восстановления налога, поскольку приводит к прекращению физического существования этих объектов, а не к их дальнейшему использованию в необлагаемой деятельности.

Правда, в части стоимости металлолома НДС восстановить, все же, придется.

Итог: -20 млн. руб.

Компания СИБУР-Нефтехим списала материалы в связи с потерей качества, утратой свойств и невозможностью реализации. Что сумели - сдали на металлолом.

Налоговики сказали: так, продажа лома НДС не облагается, значит ранее принятый НДС восстановить надо.

Компания возразила: не со всех списанных материалов лом-то был. Суды прислушались и отменили часть доначислений. Однако довод налогоплательщика о том, что НДС надо восстановить лишь в части стоимости металлолома, - отклонили.

Итог: - 10 млн. руб. -5,7 млн. руб.

Компания Анкор взяла два судна в лизинг. В договоре стороны предусмотрели символическую выкупную цену - 1000 рублей.

Лизинговые платежи списывали на расходы.

На проверке налоговики решили, что в ежемесячном платеже сидит часть выкупной цены.

Значит, ее надо вычленить и списывать на расходы лишь после окончания лизинга и выкупа судов, через амортизацию.

И суды поддержали проверяющих. Сослались на Пленум ВАС РФ о лизинге (который, к слову, принимался не по налогам, а для защиты от недобросовестных лизингодателей).

Итог: -13,7 млн. руб.

Ангарский азотно-туковый завод отгружал продукцию через комиссионера. Оплату покупатель задерживал, и завод перевел право требования к покупателю на себя.

Задолженность включил в резерв по сомнительным долгам.

На проверке налоговики установили, что все компании входят в один холдинг. При этом продукцию отгружали с нарушением условий договора - без 100% оплаты. И что у покупателя деньги были, но он их тратил на другие цели.

Значит, делают вывод налоговики, искусственно нарастили долг, лишь бы налог не платить. Сняли резерв с расходов.

Суд первой инстанции поддержал налоговиков. Но вышестоящие суды с ним не согласились.

Сделки реальны, сторонами исполнялись и исполнены.

Вовремя не платили из-за дефицита денежных средств и наличия других обязательств (в первую очередь гасили кредит, налоги, зарплату и обязательства по действующим договорам).

К тому же, в следующих периодах долг покупатель погасил, и налогоплательщик восстановил резерв.

Итог: -78,1 млн. руб.

А вот еще одно дело. В 2012 году ФГУП "Горно-химический комбинат" ликвидировало непрофильные подразделения (котельная, ремонтно-строительный завод, санаторий, строительно-монтажное ремонтное производство) и создало на их базе зависимые ООО.

На конец 2014г. дебиторка этих ООО составила 919 млн. руб.

Налоговики выяснили, что учреждение не предпринимало мер по взысканию задолженности, не применяло санкций к должникам, при наличии задолженности не прекратило поставку товаров. К тому же визировала платежи дочек. Значит, дебиторка создана искусственно.

Сняли с расходов резерв по сомнительным долгам по дочкам.

Но суды поддержали компанию.

Деловая цель при создании зависимых обществ - выделение непрофильных активов (в рамках гос. политики) и уменьшение убытков. Так, за два года убыток по котельной сократился в 4,2 раза (в т.ч. за счёт установления более справедливых тарифов для ООО).

Итог: -12,8 млн. руб.

На балансе Муромского завода радиоизмерительных приборов есть паросиловый цех, который обеспечивает другие подразделения горячим и холодным водоснабжением, паром. Затраты на выработку тепла списывали на косвенные расходы.

На проверке налоговики увидели, что часть тепловой энергии и горячей воды компания реализовывала сторонним лицам. Признали цех обслуживающим производством, отказали в учете убытка (в части операций по реализации тепловой энергии сторонним организациям).

Три инстанции поддержали налоговиков. Но ВС РФ встал на защиту компании.

Главная задача цеха - это обеспечение подразделений и помещений завода соответствующими энергоресурсами, а не удовлетворение жилищных или социально-культурных нужд работников или населения.

Реализация части тепловой энергии третьим лицам по присоединенной сети занимает незначительные объемы (не более 12 %), носит для налогоплательщика обязательный в силу закона характер и производится по гос.тарифам, не покрывающим в полном объеме затраты на содержание цеха.

Итог: -2,9 млн. руб.

Компания Верхневолжский СМЦ учла убытки по столовой. Поскольку в столовой обслуживались не только работники компании, налоговики решили, что это - обособленное подразделение (ОП). А по ним есть ограничения в учёте убытков. Доначислили налог на прибыль.

Но компания сумела отбиться.

Столовую создали для организации льготного питания работников из-за удаленности предприятия от города.

Территория охраняется, доступ посторонних ограничен.

"Деятельность столовой не носила самостоятельный характер и не была направлена на самостоятельное получение прибыли, а служила источником создания более комфортных условий осуществления трудовой деятельности и обеспечения нормальных условий питания".

Ну а то, что в столовой питались также работники охранного предприятия и подрядчиков - не делает из столовой ОП.

Итог: -3,8 млн. руб.

Компания Завод ЖБИ 5 привлекла кейтеринговую фирму для организации питания работников. 50% стоимости обеда дотировала. Услуги списывала на расходы.

На проверке налоговики запросили кол.договор - нет такого.

Ага, значит обязанность компании обеспечивать работников питанием не закреплена. И поскольку из зарплаты стоимость обедов (50%) не удерживали - безвозмездная передача (в части), заплатите НДС.

Нижестоящие суды поддержали проверяющих. Но их поправила кассация.

"Поскольку экономическую выгоду в денежной или в натуральной форме Общество в данном случае не получало; реализация (передача) обедов и продуктов питания именно со стороны Общества в пользу работников отсутствовала, то в данном случае объект обложения НДС, предусмотренный подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ, не возникает"

Итог: -1,2 млн. руб.

Компания Полимерхолдинг выплачивала премии сотрудникам.

Как так, возмутились налоговики - руководству миллионами платите, а рядовым работникам - в среднем 7 354 руб.

Не иначе как от налогов уходите! Сняли с расходов по налогу на прибыль.

Но суды вняли аргументам налогоплательщика. Премии предусмотрены локальными актами и зависят от выполнения ряда показателей (всего 62).

К тому же, директор компании - кандидат химических наук, разрабатывает и внедряет все рецептуры на заводе (всего за проверяемый период создано ок.60). Разработка одного рецепта в спец.институте, к слову, стоит 500 тыс.руб.

Его зам, помимо основной деятельности, выполняет функции планово-экономического и договорного отдела.

Так что экономическая обоснованность премий на лицо: рентабельность выросла, компания прибыльна.

Воткинский хлебокомбинат продавал хлебобулочные изделия магазинам.

По условиям договора просроченный товар возвращали. Магазин в таких случаях выставлял счёт-фактуру, а хлебокомбинат ставил НДС к вычету.

Налоговики отказали в вычетах. Раз возвращенный товар в дальнейшем утилизировали (считай: не использовали в облагаемых НДС операциях) - вычет неправомерен.

Но суды поддержали компанию.

При возврате товара новые договорные отношения по поставке товара не возникают; стороны приходят в положение, в котором они находились до сделки.

Итог: -4,7 млн. руб.

Сахарный завод «Свобода» перерабатывал давальческое сырье (свекла). За услуги переработки брал «натурой», свеклой. Бартер, одним словом. Цены (как услуг, так и свеклы) в договоре стороны прописать забыли.

Вот только не учли, что по бартерным операциям цены определяются по правилам трансфертного ценообразования.

Налоговики пересчитали цену свеклы методом сопоставимых рыночных цен: взяли за основу расценки других поставщиков. Увидели занижение цены свеклы – сделали вывод о занижении цены переработки (не спрашивайте – как?). Доначислили НДС.

Итог: -10,2 млн. руб.

Производство: налоговые риски
Гузель Валеева
Старший партнер
g.valeeva@anpzenit.ru
Производство: налоговые риски
Юлия Заздравная
Старший партнер
jz@anpzenit.ru
8 апреля 2020