Рыночность цен — не предмет налоговых проверок


Дела по проверке рыночности цен налоговыми инспекциями «на местах» в последние год-два набирают обороты.

Происходит это так. Установив при проверке факт взаимозависимости и колебания цены сделки, налоговые органы спешат доначислить налоги. Например, при продаже автомобиля директору компании по остаточной стоимости или при выдаче займов дочерней компании под низкий %.

Напомним, до 2012 года работала статья 40 НК РФ, которая позволяла налоговому органу проверять цены по сделкам между взаимозависимыми лицами, по бартерным сделкам, при совершении внешнеторговых сделок и при отклонении цен более чем на 20%. Статья эта, надо сказать, сформулирована была лаконично и крайне неудачно. Потому и применялась инспекторами с переменным успехом.

С 2012 года заработал новый раздел V.I НК РФ («о трансфертном ценообразовании»), который детально регламентировал перечень контролируемых сделок, методы и порядок проверок рыночности цен по ним. Обязанность проводить такие проверки возложили на центральный аппарат ФНС России.

Однако основная масса сделок налогоплательщиков не подпадают под понятие контролируемых (к числу последних относятся самые «дорогие» либо внешнеторговые). И многие налогоплательщики вздохнули с облегчением.

Но вскоре стали появляться нерадужные разъяснения Минфина РФ.

По мнению ведомства, все сделки, совершенные между взаимозависимыми лицами, можно разделить на две группы: контролируемые и неконтролируемые. И если в отношении первой группы сделок проверки цен может проводить центральный аппарат ФНС России, то в отношении второй группы сделок проведение контроля допустимо в рамках обычных проверок (камеральных и выездных). Для этого ведомство ориентировало налоговые органы идти через доказывание факта получения необоснованной налоговой выгоды.

Судебная практика по этому вопросу складывается противоречиво.

Предпринятая в начале года попытка компании «Минводы-Кровля» оспорить разъяснения Минфина в ВС РФ оказалась неудачной – суд отказал компании, старательно отгородившись расплывчатыми формулировками от рассмотрения вопроса по существу (ссылка).

И вот на днях Верховный Суд РФ рассмотрел в пользу налогоплательщика дело «Ставгазоборудование» (определение от 11.04.2016).

Коротко о споре. Налогоплательщик продавал сжиженный газ в основном взаимозависимым лицам (ИП), а те – вторичным покупателям. Налоговый орган, поддержанный судами апелляционной и кассационной инстанции, увидел в этом схему (поскольку цены по спорным сделкам ниже рыночных) и доначислил налоги, штрафы и пени. Но компания с этим не согласилась и обратилась с жалобой в ВС РФ.

Верховный Суд РФ поддержал налогоплательщика, отметив, что в силу прямого запрета, установленного в абзаце 3 пункта 1 статьи 105.17 Налогового кодекса, контроль соответствия цен, примененных в контролируемых сделках, не может быть предметом выездных и камеральных проверок:

«По сравнению с ранее действовавшим правовым регулированием контроля цен (статья 40 Налогового кодекса), положения раздела V.1 Налогового кодекса сузили круг контролирующих органов, наделенных полномочиями по контролю цен, применяемых в сделках между взаимозависимыми лицами на соответствие цен рыночным ценам, предоставив такие полномочия исключительно ФНС России. Кроме того, установив специальные процедуры проведения данного вида контроля: сроки, ограничения по количеству проверок, возможность заключения соглашения о ценообразовании, право на симметричную корректировку, Налоговый кодекс исключил из числа сделок между взаимозависимыми лицами, подлежащих контролю в порядке, предусмотренном разделом V.1 настоящего Кодекса, сделки, не соответствующие критерию контролируемых сделок, а также сделки, по которым объем доходов не превышает установленные статьей 105.14 Налогового кодекса суммовые критерии».

Таким образом, проверяя цены между взаимозависимыми лицами в рамках камеральных и выездных проверок, территориальные инспекция выходят за рамки своих полномочий.

Другой важный вывод суда – одного факта взаимозависимости сторон сделок не достаточно, чтобы говорить о получении необоснованной налоговой выгоды, и, соответственно, корректировки цен по сделкам.

Налоговый орган должен привести дополнительные доказательства, свидетельствующие об отсутствии разумных экономических оснований совершения сделок, как, например, невозможность реального осуществления операций; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в таком объеме и т.д.


Важность выводов суда сложно переоценить. У налогоплательщиков появились четкие и понятные ориентиры, которые пригодятся при оценке налоговых рисков и при планировании деятельности.


Спокойных Вам проверок!


13 апреля 2016