Налоговые органы получили расширенные полномочия и ужесточают свои методы в отношении бизнеса. Изменилось законодательство о банкротстве, переписан Гражданский кодекс. В итоге проверки вышли на новый уровень. В то же время компании действуют так, как привыкли когда-то. Многие до сих пор не осознают, чем может обернуться агрессивная оптимизация.

Поэтому мы подготовили статью для февральского выпуска журнала «Генеральный директор».


Мы собрали в одной статье главные ошибки
в рассуждениях о налогах, которые совершают директора.

Вы узнаете, как изменилась за последние
годы позиция судов относительно «ограниченной ответственности».

Почему нет смысла обращаться к консультантам,
которые обещают законно слить фирму.

Как налоговики ищут реальных собственников бизнеса,
а затем доказывают их возможность влиять.

Проверьте себя и своих сотрудников в отношении распространенных заблуждений о налогах:

Заблуждение связано с ошибочной трактовкой Федерального закона от 26.12.2008 №294-ФЗ, который защищает права бизнеса при проверках.

Согласно пункту 2 статьи 9 этого закона плановые проверки проводятся не чаще одного раза в три года. Вот только на налоговый контроль эти положения не распространяются.

Конечно, инспекторы заинтересованы захватить проверкой максимально возможный период —три года. По теории вероятности в этом случае число потенциальных нарушений будет максимальным. Тем не менее это не означает, что налоговая будет терпеливо смотреть, как директор «хулиганит», и ждать три года.

Я видела проверки в отношении «молодых» компаний возрастом 1–1,5 года. Они спровоцировали выездной контроль большим возмещением НДС, связями с «плохими» контрагентами и просто высокими оборотами по расчетным счетам.

Многие уверены: если сменить местонахождение организации либо место жительства индивидуального предпринимателя, то можно уйти от налоговой проверки или уплаты налогов.

Такая миграция до, во время или после начала налоговой проверки не исключает визита инспекторов уже по новому адресу. Если решение о проверке налоговики вынесли до того, как запись о смене адреса внесена в ЕГРЮЛ/ЕГРИП, то проверку проведет «бывшая» инспекция.

Если налогоплательщик успел переехать до вынесения решения о начале контрольных мероприятий, то всю информацию о предполагаемых нарушениях оперативно получит
«новая» инспекция. И она должна будет включить компанию в план выездных проверок. Переезд, вероятно, позволит выиграть некоторое время. Но избежать налогового контроля точно не удастся.

Собственники часто идут на хитрость: «замораживают» компанию, которой доначислили налоги, и переводят деятельность на другое юрлицо своей группы.

Чуть более продвинутый вариант: перевести на новую фирму. Перезаключают договоры
с поставщиками и заказчиками, перенаправляют денежные потоки, переводят персонал и активы.

Вот только налоговые органы имеют право взыскивать недоимку не только с самого должника, но и с его взаимозависимых (материнских/дочерних) структур, а также с любых иных косвенно контролируемых или сопричастных организаций (подп. 2 п. 2 ст. 45 НК).

Слова «иным образом зависимые» дают налоговым органам карт-бланш.
Через суд они признают организации, абсолютно чужие по отношению друг к другу с точки зрения Гражданского кодекса, взаимозависимыми.

Так, о взаимозависимости свидетельствуют следующие факты.
1. Новая фирма создана в период проведения выездной налоговой проверки существующей операционной компании.
2. Общие поставщики и клиенты.
3. Вновь созданная фирма работает с контрагентами брошенной компании на тех же условиях.
4. Перевод сотрудников из старой компании в новую.
5. Один офис, один сайт, один товарный знак.

Инспекторы используют в том числе «невидимые» ниточки: расчетные счета в одном банке, СМСоповещение от интернет-банка на один номер телефона, отправка бухгалтерской отчетности через один компьютер, переписка с контрагентами. А затем делают вывод о том, что зависимая компания получила выручку, которая могла бы
поступить в адрес должника

Распространенный вариант «выхода» из сложных ситуаций — ликвидировать компанию, накопившую налоговые риски. По известному принципу: «Нет человека — нет проблемы».

Загвоздка в том, что компанию с сомнительным налоговым прошлым, тем более с выявленными долгами перед бюджетом, законным путем ликвидировать не получится.

Что же на самом деле предлагают сомнительные «быстроликвидаторы»?
Простой вариант: вывести директора и учредителей, «переписав» фирму на другие лица, и перевести юридический адрес подальше — туда, где «искать не будут». Как правило, «другие лица» — это серийные предприниматели, руководители/ учредители сотен фирм, которые даже не догадываются о своей сумасшедшей карьере.

При этом само юридическое лицо остается как есть. Неважно, что под другим названием, в другом регионе и с новыми собственниками. Главное — оно продолжает существовать. Причем в соответствии с законодательством за тот период, пока компания была ваша, отвечаете вы. Переложить свою личную ответственность на подставных руководителей и учредителей не получится.

Более сложный вариант — провести реорганизацию, то есть присоединить фирму к другому юридическому лицу. Но и это не выход. После реорганизации компания не исчезает. Она продолжает существовать в виде своего правопреемника. Вероятность проверки такого правопреемника по-прежнему остается. И за деятельность фирмы до реорганизации опять-таки будет отвечать тот, кто управлял или владел ею.

Более того, на практике реорганизация провоцирует назначение проверки/

 

Порой компания понимает, что расплатиться по налоговым долгам она не может, и выводит
имущество.

Активы разлетаются, накапливается задолженность, задним числом заключаются договоры цессии и залога.

Казалось бы, можно не бояться — взыскивать нечего. Собственники думают, что их ответственность ограничивается вкладом в уставный капитал. На то оно и общество с ограниченной ответственностью, что ответственность ограниченна.

На этот случай есть работающий инструмент под названием «субсидиарная ответственность». Долги компании взыскивают с контролирующих лиц через суд. А если речь идет об интересах государства, когда заявителем выступает налоговый орган, то шансы на победу крайне малы.

Когда ФНС заблокировала счет и направила инкассо, а платить за коммуналку и сырье надо, то некоторые выходят из ситуации так: поручают своим дебиторам или дружественным компаниям оплачивать счета в пользу кредиторов.

Есть проблема. Подобные распорядительные письма дебиторам об оплате третьим лицам в счет взаиморасчетов в обход инкассо от налоговой образуют состав преступления — сокрытие имущества от уплаты налогов (ст. 199.2 УК).

Налоговики, когда узнают, сообщат об этом в Следственный комитет. А если сумма операций превышает 2,25 млн руб., то это почти бесспорное основание для привлечения к уголовной ответственности директора дружественной компании с реальным сроком лишения свободы.

Чтобы уберечь личное имущество на случай претензий, предприниматели скрывают свое владение бизнесом. Механизм прост: назначают учредителем и руководителем доверенное лицо или вовсе «номинала».

С учетом практики по субсидиарной ответственности логика понятна. Однако возможность привлечения по долгам фирмы ставится в зависимость не от владения долей в ней, а от фактической возможности влиять на действия компании.

Доказать влияние реального собственника на принятие ключевых
управленческих решений непросто. Но профессионализм налоговых органов растет.

Государство очень внимательно относится к вопросу коррупции.

Перетасовка кадров, перевод крупнейших налогоплательщиков на учет в Москву, перепроверка со стороны УФНС, усиление контроля за работой районных инспекций
вплоть до видеонаблюдения в кабинетах — все это уменьшает желание «решать вопросы».

А тех, кто продолжает давать или брать взятки, наказывают.

 

 

Опасные заблуждения о налогах, которые обернутся потерей денег или сроком
Юлия Заздравная
Старший партнер
jz@anpzenit.ru
4 февраля 2021