ФНС России выпустила письмо, в котором ориентирует налоговиков уйти от доначислений за формальные нарушения и проверять операции на реальность. Чего ожидать от налоговых проверок и как теперь доказывать должную осмотрительность, — в нашей статье для «БИЗНЕС Online».

С КАЖДЫМ ГОДОМ НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКИ ВЫИГРЫВАЮТ В СУДАХ ВСЕ РЕЖЕ

Так, в 2016 году больше 80% дел рассмотрены в пользу налоговых органов.

Почему же так происходит?

Причина №1. Рост технической оснащенности налоговых органов, позволяющей в два счета выявлять подозрительные операции и собирать доказательственную базу, а также повышение квалификации сотрудников налоговых инспекций.

Причина №2. Игнорирование судами на местах сформированных ВАС РФ правовых позиций (после упразднения последнего); пробюджетный уклон судебных решений.

Причина №3. Пассивная позиция самих налогоплательщиков («налоговый орган не доказал», «мы не должны отвечать за поставщика», «у нас есть накладные и счета-фактуры, большего Налоговый кодекс не требует»).

Споры о необоснованной налоговой выгоде остаются самыми многочисленными и сложными в налоговом праве. Сложными, в первую очередь, потому, что отсутствуют четкие критерии — когда налоговая выгода является обоснованной, а когда — нет; и как должен предприниматель проверять своего контрагента, чтобы не отвечать за него впоследствии.

Сформулированные ВАС РФ более 10 лет назад критерии (знаменитое постановление № 53 по необоснованной налоговой выгоде), революционные для своего времени, требуют серьезной доработки и уточнения. Предпринятые законодательные инициативы по этому вопросу пока не претворились в жизнь.

И вот недавно ФНС России выпустила письмо, где рассказала налоговикам, как выявлять и доказывать эту пресловутую необоснованную налоговую выгоду. Ключевые и, надо сказать, очень важные для налогоплательщиков выводы следующие.


ВЫВОД 1. ДЕФЕКТ В ПОДПИСЯХ — ЕЩЕ НЕ ПОВОД ДЛЯ ДОНАЧИСЛЕНИЙ

Налоговики должны доказать подконтрольность контрагента самому налогоплательщику и/или нереальность совершенной операции, а не ограничиваться допросом директора и экспертизой подписи. Крайне важный для предпринимателей постулат.

Случай из нашей практики. Строительная компания заключила контракт с субподрядчиком — живой компанией, с директором и главбухом лично знакомы. Работы были выполнены, получены документы. Каково же было удивление налогоплательщика, когда на камеральной проверке выяснилось, что субподрядчик не уплатил НДС в бюджет. Как выяснилось, компания сидит на упрощенной системе налогообложения. На допросе директор подтвердил выполнение работ, но вот подпись свою в счете-фактуре не признал. И на этом основании компании отказали в вычете по НДС.

И суд поддержал налоговиков. Даже инициированная компанией почерковедческая экспертиза, которая показала, что подпись в счете-фактуре принадлежит директору, суд не убедила. К слову, стоило нам подготовить жалобу на директора в правоохранительные органы и направить ее проект нерадивому подрядчику — на следующий день сумма НДС была возвращена на счет компании.


ВЫВОД 2. ПРИ РЕАЛЬНОСТИ ПОСТАВОК ДОНАЧИСЛЕНИЯ НЕЗАКОННЫ

Этот подход сформулирован на основе анализа последних дел, рассмотренных Верховным судом РФ.

Дело «Центррегионуголь». В 2011 — 2012 годы компания закупала дефицитный уголь марки ССПК у перекупщика «Терминал», у которого не было персонала, производственных активов, складских помещений и транспорта. При этом единственный производитель угля «Кузбассразрезуголь» отрицал, что отгружал топливо «Терминалу» или связанным с ним компаниям.

В пользу реальности поставки говорили показания представительницы «Терминала» по доверенности и сотрудник компании-перевозчика угля. Кроме того, цена приобретения угля марки ССПК у общества «Терминал» соответствовала рыночному уровню.

ВС РФ поддержал компанию, указав на реальность операций и отсутствие признаков формального документооборота.

Дело «Москва-сити». Управляющая компания делового центра «Москва-сити» нанимала специальные фирмы для уборки территории и нанесения разметки на парковке. Налоговики усомнились в реальности операций. По данным ФНС, у компаний отсутствовали основные средства, справки 2-НДФЛ по сотрудникам не представлялись, а денежные средства обналичивались через фирмы-однодневки. Экспертиза подписей показала, что первичные документы подписаны неустановленными лицами.

Суды двух инстанций поддержали компанию. Реальность работ подтверждалась показаниями руководителей контрагентов и арендаторов Делового центра, подтвердивших выполнение спорных работ; а также фотоматериалами, свидетельствующими о наличии старой парковочной разметки, выполнении работ по ее демаркировке и нанесению новой парковочной разметке. Заключение договора на уборку территории согласовывалась префектурой округа города Москвы.

Обе компании были действующими — в их штате состояли сотрудники, которым по расчетному счету выплачивалась заработная плата, аналогичные работы компании выполняли для ряда других крупных организаций, в том числе в рамках государственных контрактов.

Примечательно, что когда налогоплательщик привлекался к административной ответственности, суммы уплаченных штрафов взыскивались со спорного контрагента. Ему же направлялись к исполнению представления соответствующих органов об устранении допущенных нарушений при содержании (уборке) территории Делового центра.

Несмотря на такие весомые аргументы в пользу реальности операций, кассация поддержала налоговый орган. Но ВС РФ отменил постановление кассации.

Какой можно сделать вывод — необходимо уделять еще большее внимание сбору и хранению доказательств реальности операций. Нет, мы говорим не о договорах, счетах-фактурах, товарных накладных и прочей первичке — наличие и достоверность этих документов предполагается.

Когда речь идет о поставке товаров (материалах, оборудования) реальность операции подкрепят доказательства транспортировки (путевые листы, товарно-транспортные накладные, ж/д накладные и т.д.), принятия на учет, хранения и дальнейшего использования.

При выполнении работ — доказательства наличия у контрагента квалифицированных специалистов, техники для выполнения работ; согласования кандидатуры субподрядчика с заказчиком работ; фиксация въезда техники, специалистов субподрядчика на стройку.

При оказании услуг — подробные отчеты, результаты услуг (макеты, чертежи, презентации, фотографии), доказательства использования результатов услуг в деятельности компании.


ВЫВОД 3. ОДИН УСТАВ НЕ СПАСЕТ

Не обошел стороной ведомство и вопрос проверки контрагентов. Так, озвучены новые критерии для проверки контрагентов, которые, без тени сомнения, налогоплательщикам необходимо взять на вооружение.

Помимо стандартного пакета документов (Устав, решение о создании, выписка из ЕГРЮЛ и т. д.), необходимо подкрепить досье на контрагента следующими бумагами:

  • документы, фиксирующие результаты поиска, мониторинга и отбор контрагента;
  • источник информации о контрагенте (сайт, рекламные материалы, предложение к сотрудничеству, информация о ранее выполняемых работах контрагента);
  • результаты мониторинга рынка соответствующих товаров (работ, услуг), изучения и оценки потенциальных контрагентов;
  • документально оформленное обоснование выбора конкретного контрагента (закрепленный порядок контроля за отбором и оценкой рисков, порядок проведения тендера и др.);
  • деловая переписка.

Негативно будут восприняты такие обстоятельства, как:

  • отсутствие документального подтверждения полномочий руководителя компании — контрагента, копий документа, удостоверяющего его личность;
  • отсутствие информации о фактическом местонахождении офиса контрагента, складских, производственных, торговых площадей;
  • отсутствие личных контактов с руководством контрагента при обсуждении условий поставок, а также при подписании договоров;
  • отсутствие информации о способе получения сведений о контрагенте (отсутствуют реклама в СМИ, рекомендации партнеров или других лиц, сайт контрагента и т. п.). Ситуация усугубляется, если имеется доступная информация о других участниках рынка идентичных товарах (в том числе предлагающих товары по более низким ценам);
  • отсутствие лицензии, свидетельства СРО о допуске к определенному виду работ (когда требуются).

Как видим, работы у налогоплательщиков прибавится. Уже сейчас на крупных предприятиях, где число контрагентов исчисляется тысячами, проверкой благонадежности контрагентов занимаются целые отделы.

К чему же приводят такие порядки? Те, кто может себе это позволить — просто отказываются работать с молодыми, небольшими компаниями: уж слишком накладно это — поддерживать малый и средний бизнес в стране.

Немного позитива прибавляет следующий вывод ФНС.


ВЫВОД 4. ПРОВЕРЯТЬ НАДО ТОЛЬКО ПЕРВОЕ ЗВЕНО В ЦЕПОЧКЕ КОНТРАГЕНТОВ

С оговоркой — что именно оно оказывает услугу/ выполняет работы (а не передает на субподряд).

В этом случае недобросовестность контрагентов второго и последующих звеньев цепочки перечисления денежных средств не может являться самостоятельным основанием для доначислений.

Что мы наблюдаем сейчас — компании получают «письма счастья» от налоговых органов, из которых узнают, что «поставщик поставщика, который поставляет товар Вашему поставщику (продолжать можно бесконечно) не уплатил налоги». С советом «уточнить налоговые обязательства», а не то — ждите выездной налоговой проверки.

И такие угрозы реализуются в жизнь.

Случай из нашей практики. Налоговый орган провел «встречки», допросил руководителя поставщика. Документы контрагент представил, директор подтвердил: работали. Но инспектор запрашивает выписки с расчетных счетов контрагентов до седьмого колена и рисует в акте красивые схемки со стрелками, делая вывод: деньги на самом деле обналичивались.

Вполне резонны негодование и вопрос предпринимателей — как компания может проверить, кому там перечисляет ее поставщик деньги? Если даже при налоговой проверке и в суде налоговые органы не охотно показывают банковские выписки контрагентов (приводя лишь выдержки, ссылаясь на налоговую тайну)…

Стоит только напомнить — совсем скоро (точнее к 25.07.2017) на сайте ФНС в открытом доступе будут выложены сведения о среднесписочной численности работников, об уплаченных суммах налогов, о суммах доходов и расходов по бухгалтерской отчетности, а также о размере доначисленных налогов, пеней, штрафов. Все эти данные выведены из понятия «налоговая тайна».

Как это скажется на деловом сообществе — время покажет.

***

Хочется верить, что подходы ФНС будут восприняты налоговыми органами и судами на местах и число формальных, надуманных придирок и незаконных доначислений сократится. Чего точно не стоит ожидать — так это ослабления контроля со стороны налоговиков.

Это означает, что оценивать налоговые риски, проверять благонадежность контрагентов и собирать доказательства реальности необходимо еще на стадии планирования и осуществления сделок. Ну а если дело дошло до суда — занимать активную позицию, не надеясь, что суд сам во всем разберется.

Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/343730


23 апреля 2017