Как доказывают умысел в налоговых преступлениях


ФНС и Следственный комитет России опубликовали методические рекомендации о том, как выявлять и доказывать умысел в действиях налогоплательщиков и их должностных лиц.

Собственно, совместная работа этих служб ведется не первый год, и включение оперативников в состав проверяющей группы при налоговой проверке отнюдь не редкость.

А вот в открытом доступе разъяснения, раскрывающие тонкости расследования налоговых преступлений, появились впервые.

Большое внимание в методичке уделено доказыванию умысла. Оно и понятно. Ведь в таком случае появляются веские основания наложить на компанию штраф в повышенном размере (40% против 20%), и привлечь должностных лиц к уголовной ответственности.

Рекомендации ориентируют проверяющих четко разграничивать умышленные налоговые правонарушения и те, что были совершены без умысла, например, по неосторожности. В качестве примеров нарушения по неосторожности приводятся непреднамеренная арифметическая (техническая) ошибка при исчислении налога и нарушения, причиной которых является низкая квалификация либо временная нетрудоспособность бухгалтера.

Очевидно, что нельзя обосновывать виновность лица на предположениях, соображениях вероятности тех или иных фактов (что на практике, к сожалению, происходит сплошь и рядом).

Итак, какие обстоятельства проверяющие используют как доказательство умысла?

  • согласованность действий группы лиц (в том числе и юридических), нацеленная на минимизацию налоговых обязательств и обналичивание денежных средств, доказанная фиктивность конкретных хозяйственных операций компании.
  • доказанные факты подконтрольности фирмы-однодневки.

К примеру, выполнение ряда функций, операций, действий якобы силами и средствами фирмы-однодневки с использованием техники, средств, рабочей силы, имущества проверяемого налогоплательщика, в том числе использование материально-технических средств, сотрудников бухгалтерии, средств связи, договоров с провайдерами, IP-адресов и т.д.;

  • факты имитации налогоплательщиками хозяйственных связей с фирмами-однодневками.
  • сложный и запутанный, продолжающийся во времени, повторяющийся характер действий налогоплательщика в рамках налоговой схемы, исключающий их совершение в рамках обычной деятельности или по неосторожности;
  • прямые улики противоправной деятельности.

Например, наличие «черной бухгалтерии», обнаружение печатей и документации фирм-однодневок на территории (в помещении) проверяемого налогоплательщика, факты обналичивания денежных средств вместе с установленными фактами их расходования на те или иные нужды налогоплательщика-организации, ее должностных лиц и учредителей (участников).


Важно. Заблаговременное направление налогоплательщиком запросов в налоговые органы по вопросам «осмотрительности» в отношении фирм-однодневок, а также имитация «соблюдения осмотрительности» будут, напротив, интерпретироваться негативно.

Сам алгоритм установления умысла выглядит так:

  1. определяются конкретные должностные лица организации, в результате действий которых совершено налоговое правонарушение (руководитель, главный бухгалтер, иные уполномоченные лица).

С этой целью в ходе налоговой проверки исследуются такие документы, как:

  • штатное расписание;
  • приказы о назначении на должность лиц, ответственных за финансово-хозяйственную деятельность организации в проверяемом периоде, и материалы о привлечении их к административной ответственности (если привлекались);
  • договор с управляющей организацией или управляющим (при наличии);
  • доверенности на совершение отдельных действий, которые повлияли на совершение налогового правонарушения;
  • должностные инструкции лиц, ответственных за финансово-хозяйственную деятельность организации в проверяемом периоде;
  • пояснения должностных лиц организации по фактам налоговых правонарушений, выявленных в ходе проверки (при отсутствии письменных возражений по акту налоговой проверки).

 

Важно. «Нетипичность» документооборота, отдельных договоров, проведение отдельных операций не в соответствии с внутренними правилами компании, оформление отдельных операций «доверенными» лицами руководства, отсутствие информации об отдельных операциях у лиц, обычно ответственных за их оформление – все эти обстоятельства будут использоваться как доказательства намеренности действий.

  1. проверяется, нет ли приговора суда в отношении должностного лица налогоплательщика – в этом случае повторно доказывать умысел налоговому органу не требуется;
  2. собираются доказательств наличия умысла — пояснения налогоплательщика, допросы, истребование документов (информации), осмотры, выемка, направление запросов в банки; вступившие в силу приговоры в отношении должностных лиц контрагентов.

Важно. Назначение экспертизы по вопросам виновности, в том числе наличия умысла, не допускается.

Рекомендуется просить пояснений нескольких должностных лиц налогоплательщика; сопоставлять противоречащие друг другу («конкурирующие») показания различных лиц и проводить повторные опросы и допросы с учетом уже полученной информации.

Пример. Директор налогоплательщика выдвигал версию, что полностью доверял главному бухгалтеру, подписывал налоговую отчетность, не имея возможности ее проверить, не обладая необходимыми знаниями налогового законодательства. Главный бухгалтер версию директора опроверг и заявил, что о необходимости восстановить и уплатить налог на добавленную стоимость неоднократно информировал директора, что подтвердили другие лица.


В инструкции разобраны также классические схемы ухода от налогов и рекомендации, как именно их раскрывать. Об этом — в ближайших новостях.

Важно. В рекомендациях приводится перечень обстоятельств, обязательных к выяснению у сотрудников и руководителя налогоплательщика по вопросу выбора контрагентов. Обязательно ознакомьтесь с ними перед походом на допрос.

Очевидно, налогоплательщикам надо готовиться к более тщательным и качественным проверкам, повышенным штрафам и увеличению числа уголовных дел по налоговым преступлениям.

Материал подготовлен для компании Такснет, поставщика IT решений для бухгалтеров 


15 августа 2017